Туалетные перегородки из HPL пластика

Роман Артюхин: слово "контроль" в России стало терять негативную окраску


В феврале 2016 года полномочия Федерального казначейства расширились: в соответствии с указом президента РФ ему были переданы все функции ликвидированного Росфиннадзора по контролю и надзору в финансово-бюджетной сфере. 
Руководитель Федерального казначейства Роман Артюхин в интервью ТАСС рассказал о том, какие шаги предпринимаются для повышения эффективности контроля за расходованием бюджетных средств, и о создании неформального "сообщества контролеров".
— Сегодня Казначейство России становится своеобразным финансовым центром, контролирующим практически все направления, которые существуют по бюджетным потокам. Когда такой контроль может стать абсолютным?
— Так сложилось, что в русском языке слово "контроль" имеет негативную ассоциацию, связанную с ревизиями, нарушениями и последующим наказанием. Я очень рад, что в последнее время этот негатив существенно снизился и контроль в финансово-бюджетной сфере начинают рассматривать как часть системы управления государственными финансами.
Роль Казначейства в сфере внутреннего государственного контроля выражается прежде всего в проверке соответствия принятых государством решений результатам их исполнения. Но наиболее значимая роль нашего контроля заключается в так называемой обратной связи, которая должна показать, на каком этапе возникают нарушения и почему. Это тот высокий стандарт, к которому мы должны стремиться.
— Таким образом, контроль со стороны Казначейства будет применяться на всех этапах движения бюджетных средств?
— Во-первых, мы ни в коем случае не должны утратить те инструменты, которые были у Росфиннадзора: это проверки и ревизии. Но они не должны применяться по принципу обязательной проверки каждого бюджетополучателя с периодичностью один раз в три года. Зачем?
Мы не должны применять инструменты контроля по принципу обязательной проверки каждого бюджетополучателя с периодичностью один раз в три года. Зачем? Проводить проверки нужно в том случае, когда действительно есть признаки нарушений
Проводить проверки нужно в том случае, когда действительно есть признаки нарушений. Решение этой задачи мы видим через механизм мониторинга, суть которого заключается в регулярном сборе и анализе информации о деятельности объектов контроля с использованием государственных информационных систем. В случае выявления нарушений мы сможем оперативно уведомлять о них клиентов и при необходимости принимать решение о назначении проверки.
При этом наша задача в рамках проверки заключается не в том, чтобы выявить как можно больше нарушений, а в том, чтобы помочь объектам контроля преодолеть какие-то управленческие или организационные проблемы, дать им все необходимые рекомендации.
— Функции Росфиннадзора были переданы вам в 2016 году, можете подвести предварительные итоги?
— Передача президентом России части полномочий Росфиннадзора Казначейству заставила нас взглянуть на себя немного со стороны. В указе президента было сказано лишь "передать функции по контролю и надзору в финансово-бюджетной сфере". Но на самом деле это огромный кредит доверия для нас со стороны государства.
Получив указанные полномочия, мы сразу задумались о том, как изменить основные подходы к осуществлению контроля, максимально повысить его эффективность. Казначейство должно стать своеобразным помощником и финансовым консультантом для объектов проверок, чтобы предотвратить нарушения в финансово-бюджетной сфере, помочь им работать более эффективно.
Конечно, невозможно за полгода изменить систему внутреннего государственного контроля, но мы наметили себе определенные ориентиры по изменению подходов к организации контроля и четко им следуем.
— Но в перспективе вы такую цель перед собой ставите?
— В этом году мы хотим осмыслить нашу роль и место в процессе государственного управления и определить перспективы на будущее. Наша задача — скорее помочь нашим клиентам в эффективности деятельности: автоматизировать большую часть функций, например, чтобы позволить управленцам работать над другими задачами.
Кроме того, до конца года у нас есть необходимость обновления нормативно-правовых актов, которые регулируют нашу текущую деятельность в сфере финансово-бюджетного контроля. Есть также ряд стандартов, которые мы должны принять для того, чтобы сделать все процедуры проверок максимально прозрачными и понятными для наших клиентов.
Это — стандарты организационного характера, а также очень важные функциональные стандарты, имеющие предметный характер: контрольные точки для проверки инвестиций, использования субсидий и т.д. Принятие стандартов контроля позволит реализовать механизм признания результатов контроля различными контролирующими органами. 
Ведь зачем по десять раз проверять одну и ту же организацию, если ее уже проверили?! Такой подход позволит уменьшить нагрузку на объекты проверок и исключить дублирование в деятельности органов контроля. Мы также стремимся к созданию "сообщества контролеров", в котором можно было бы обсуждать наши проблемы, направлять предложения в Минфин России и Счетную палату Российской Федерации.
— Как вы видите это "сообщество контролеров"? Это будет неформальная организация?
— Да, это будет неформальная организация, деятельность которой будет регулироваться приказом Федерального казначейства. В перспективе мы рассчитываем создать сообщество региональных контролеров и сообщество контрольно-аудиторских подразделений федеральных органов власти.
Принцип вступления в сообщество добровольный. Мы планируем общаться с помощью видеоконференций, заочных и очных встреч. Уже накопился ряд острых вопросов, требующих обсуждения, например создание классификатора нарушений. Такой классификатор необходим для гармонизации подходов к определению ответственности за нарушения в финансово-бюджетной сфере на всех уровнях власти.
— Когда вы планируете сделать такой классификатор?
— Классификатор нарушений уже разработан и применяется в Счетной палате Российской Федерации. Мы возьмем его за основу и начнем обсуждать с экспертами. Отмечу, что это будет не нормативный, а так называемый живой документ.
По нашей идее, он должен постоянно актуализироваться. В общем виде он появится уже к концу года, поскольку уже сейчас необходим нам для работы. Ну а по мере дальнейшей работы мы будем его наполнять.
— Единый казначейский счет сейчас консолидирует средства всех бюджетополучателей, уже нет старой системы, когда бюджетные деньги клали на депозиты в коммерческие банки. Насколько всеобъемлюща эта система и будет ли расширяться?
— В настоящее время есть единый счет федерального бюджета, где аккумулированы все  средства федерального бюджета. Кроме того, у нас открыты счета иным юридическим лицам, например исполнителям госзаказа, которые получили аванс из федерального бюджета. Мы консолидируем временно свободные остатки указанных средств на единый казначейский счет. Соответствующие нормы об этом закреплены в федеральном законе "О Федеральном бюджете на 2016 год".
Эффект от такой меры просто сумасшедший. В течение года у нас был момент, когда на счете был минимальный остаток бюджетных средств. И нам удалось покрыть возникающие кассовые разрывы за счет этих привлеченных источников.
Эффект от перехода на казначейское сопровождение очевиден. Каждый платеж стал понятен и прозрачен, после всех операций остается аудиторский след. Недобросовестные поставщики уходят из цепочки соисполнителей, поскольку у них отсутствует мотивация держать деньги на казначейских счетах, так как они не получают от этого выгоду
К примеру, по состоянию на 23 сентября остаток средств на едином счете федерального бюджета был 1,739 трлн руб., из них бюджетные средства составили 750 млрд руб., а внебюджетные — 989 млрд руб. Это средства государственных внебюджетных фондов Российской Федерации, в том числе Пенсионного фонда, а также юридических лиц, находящихся на казначейском сопровождении. В настоящее время они составляют около 200–250 млрд руб. Ранее указанные средства находились на счетах в кредитных организациях, где они использовались в том числе с целью получения доходов от размещения.
Согласно новому принципу, вытекающему из закона о бюджете, если средства из бюджета предоставляются в авансовом порядке, а не на возмещение ранее произведенных расходов, они должны предоставляться только под потребность. Эта ликвидность необходима нам для безусловного исполнения расходов федерального бюджета.
Помимо этого казначейское сопровождение имеет еще один эффект для наших клиентов — это наличие регламентированных требований и стандартов. И соблюдение ими всех этих правил и требований минимизирует риски нарушений в дальнейшем.
— В чем можно измерить эффект от перехода на казначейское сопровождение?
— Эффект от применения этого механизма очевиден. Каждый платеж стал понятен и прозрачен, после всех операций остается аудиторский след. Недобросовестные поставщики уходят из цепочки соисполнителей, поскольку у них отсутствует мотивация держать деньги на казначейских счетах, так как они не получают от этого выгоду. За счет этого увеличивается скорость поступления средств в экономику.
А для госзаказчиков механизм казначейского сопровождения еще более выгоден, поскольку благодаря нашей отчетности они понимают, куда и на что были потрачены бюджетные деньги.
Кроме того, мы имеем возможность зарабатывать дополнительные доходы для федерального бюджета, размещая средства на банковских депозитах.
— Можете назвать нам цифры по доходности?
— Я могу назвать доходы от размещения средств на банковские депозиты и осуществления сделок репо. Так, по состоянию на 23 сентября доходы от депозитов составили 32,9 млрд руб., доходы  от осуществления сделок репо — 18,5 млрд руб.
Помимо этого, мы предоставляем бюджетные кредиты субъектам Российской Федерации под символический процент — 0,1 %. Доходы по этим операциям составили 82,3 млн руб.
— С этого года запускается правило, что невостребованные средства, в том числе и на счетах госкомпаний, должны возвращаться в бюджет. Какова ваша роль в этом?
— Это касается неиспользованных по состоянию на 01.01.2016 остатков ранее предоставленных целевых средств юридическим лицам. Благодаря проделанной работе на казначейские счета из кредитных организаций было перечислено 144,7 млрд руб.
Большая часть указанных средств в размере 141,6 млрд руб. была подтверждена главными распорядителями с возможностью их дальнейшего использования, а 3,1 млрд руб. перечислены в доход федерального бюджета.
— По итогам этого года можете спрогнозировать сумму невостребованных средств?
— Нет, не буду. В целом с учетом ограниченности бюджетных ресурсов все уже осознали необходимость предоставления бюджетных средств только по потребностям. Например, раньше, когда мы просто отдавали в начале года целевые средства региональным бюджетам, остатки на их счетах достигали 300 млрд руб. Теперь же, после того как мы стали предоставлять им средства в пределах текущей потребности, — около 30 млрд руб. Ну а для поддержания ликвидности счетов региональных бюджетов мы предложили им механизм бюджетных кредитов, о котором я уже говорил.
В этом году кредитный лимит для одномоментного размещения средств в целях предоставления бюджетных кредитов региональным бюджетам составляет 150 млрд руб.
— Около трех лет назад на Экономическом форуме в Сочи вы сказали, что в идеале движение федеральных бюджетных средств должно быть видно в том числе и обычному гражданину. Как с этим вопросом обстоят дела?
— Нам уже удалось добиться высокого уровня прозрачности в отношении государственных закупок. Вся информация о закупках представлена на официальном сайте государственных закупок www.zakupki.gov.ru.
Еще один ресурс — это портал бюджетных учреждений bus.gov.ru, на котором размещается отчетная информация о деятельности государственных и муниципальных учреждений.
Ну а задачу информационной прозрачности в отношении бюджетных средств мы еще пока только решаем. Уже сейчас в публичном доступе размещается информация о предоставлении субсидий бюджетным учреждениям и юридическим лицам, видны декларации чиновников. Любой заинтересованный пользователь при желании может найти необходимую  информацию.
— Возможно ли в будущем создание такого ресурса, где вся эта информация будет аккумулирована в понятном виде?
— Да, таким ресурсом должен стать Единый портал бюджетной системы Российской Федерации. На портале будет размещаться информация об исполнении бюджетов всех публично-правовых образований вплоть до каждого поселения.
Портал бюджетной системы уже работает, на нем публикуется отчетная информация, размещаются все информационные реестры. Ну а после принятия приказа Минфина, который определит состав статистических и аналитических показателей, объем размещаемой информации существенно увеличится. Совместно с Минфином России мы над этим вопросом работаем.
 
Беседовала Дарья Карамышева

Подробнее на ТАСС:
http://tass.ru/opinions/interviews/3682563